Золотошвейки, кто они? - Формула Рукоделия

Золотошвейки, кто они?

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в twitter
Поделиться в whatsapp
Поделиться в skype

Помните трогательный образ юной девушки с красной косынкой на плечах с картины В.А. Тропинина «Золотошвейка»? Мастерица доверчиво обернулась, оторвавшись на миг от кропотливой работы. Портреты мастериц золотого шитья прошлого представляет историк Ирина Чурина.

Много веков золотошвеи трудились над убранством русских храмов, нарядами царей и не только… В XVII веке их называли «золотными мастерицами» в отличие от «белых мастериц», занимавшихся шитьем белья. В 1691 году в Царицыной мастерской их трудилось 87. Золотошвейными мастерскими – «светлицами» – обзаводились и бояре.

Однако работу над вышивкой в те времена начинали не золотошвеи, а… мужчины. Изображения на будущих плащаницах и пеленах подготавливали специальные «знаменщики» – профессиональные иконописцы. Так, известный Симон Ушаков (1626 – 1686) состоял знаменщиком в Серебряной палате. Рисунок выполняли на бумаге и переносили на ткань или же сразу «знаменовали» на ткани чернилами, сажей, белилами. Специальные «травщики» рисовали узоры.

Затем к работе приступали «словописцы»каллиграфы, наносившие витиеватые буквицы молитвы или вкладной надписи. Некоторые работы, таким образом, сохранили имена вкладчиков, мастеров и вышивальщиц. Например, на пелене 1654 года из Сольвычегодских мастерских Строгановых с изображением царевича Димитрия можно прочесть, что «труды и тщание сия пелены жемчугом… Анны Ивановны (Строгановой), а в лицах и в ризах и во всякой утвари труды иноки (монахини) Марфы, по реклу (по прозвищу) Веселки».

Затем к работе приступали вышивальщицы. Это были жены и дочери дворовых государевых людей, стряпчих, ключников, конюхов, подьячих… Некоторые из них служили в царской светлице лет по 50, а мастерица Анна Маслова – 58 лет. Надо сказать, что на работу над большим произведением могло уйти 2 – 3 года.

«Годовое жалованье и кормовые деньги, – отмечает знаток царского быта И.Е. Забелин, – назначались им (мастерицам) не одинаково, смотря по мастерству и трудолюбию». Историк отмечает, что из числа мастериц выделялось 30 лучших, «тридцатниц».

В XVI – XVII веках золотное шитье достигает пика своей пышности. Помимо шелковых и золотных нитей (с XVI века используют только золоченое серебро, потому «золотные», а не «золотые») мастерицы использовали драгоценные камни, бить (металлические полоски), трунциал, канитель (проволочка – ребристая или скрученная спиралью), металлические нашивные дробницы, пращики и др.

Для рельефности рисунка применяли «шитье по карте», когда под стежки подкладывали основу из бумаги или бересты.

Придворные мастерицы обязательно обучали рукоделию маленьких царевен. Примечательно, что Софья Палеолог (жена Ивана III) в 1495 году, выдавая замуж дочь Елену за польского короля, дала в приданое 19-летней невесте, между прочим, много разноцветного шелка в нитях для вышивки.

Обучившись мастерству, княгини и царицы должны были сами руководить мастерской, они выбирали материалы, следили за расходами, приглашали знаменщиков, набирали в мастерскую учениц… и сами работали за пяльцами. Атмосфера Царицыной мастерской палаты сейчас воссоздана на женской половине дворца в Коломенском.

Среди царственных рукодельниц – Софья Палеолог, Соломония Сабурова Анастасия Романовна (первая жена Ивана IV Грозного), Ирина Годунова, которые во множестве посылали в дар монастырям шитые покровы и образа. Вклады эти делались во здравие царствующей семьи и часто были связаны с молитвами о чадородии. На протяжении многих веков прослеживается эта традиция…

Так, Соломония Сабурова (ок. 1490 – 1542), жена великого князя Василия III, 20 лет супружества горячо молилась о даровании наследника, но тщетно. Незадолго до развода с мужем в 1524 году она пожертвовала в Троице-Сергиев монастырь пелену «Явление Богоматери преподобному Сергию…», по углам которой были вышиты сюжеты «Зачатие и Рождество Богоматери», «Зачатие и Рождество Иоанна Предтечи», связанные с рождением детей у супругов, неплодных долгое время. Приняв постриг с именем София, мастерица не оставила занятие вышивкой и в Суздальском монастыре.

Современные рукодельницы верят, что вышитый сюжет связан с исполнением заветного желания, рождением ребенка в семье, приобретением жилья… Не кажется ли вам, дорогие читательницы, что это лишь слабые искаженные отголоски той глубокой благочестивой традиции, по которой шитье становилось поистине «рукотворной молитвой», соединявшей труд со слезной, смиренной просьбой мастерицы к Богу? Здесь есть о чем подумать, не так ли?

Вышивка пелен и икон была наиболее ответственным делом. Так, в 1592 году в мастерских Ирины Годуновой был вышит четырехъярусный иконостас! Позднее он служил походной церковью русских царей.

Однако большинство мастериц занималось украшением одежд. Например, в Кроильной книге Мастерской палаты Кремля 1628 года читаем распоряжение золотошвеям: «Скроен государю налатник… землю (фон) зашивать серебром, а травы аксамитить золотом (т. е. вышивать под узорчатую ткань – аксамит)».

В XVII веке был даже создан особый приказ, Царицына мастерская палата (1656 – 1701), ведавшая этими работами. Представьте, сколько работы было у золотошвей, если в 40-е годы этого столетия в царской казне хранились десятки золотных летников, душегрей и шуб. Золотное шитье при дворе украшало даже убор ловчих птиц!

Как известно, Петр I ввел в моду в России европейский костюм. Но золотное шитье нисколько не утратило своего значения. Оно по-прежнему украшало парадные одежды императоров, женские платья, военные мундиры (например, лейб-гвардии Преображенского полка).

Конечно, многое выполнялось руками крепостных золотошвей, образ одной из которых и запечатлел в 1826 году В.А. Тропинин, сам родившийся крепостным. Золотошвей продавали и покупали, стоили они, конечно, несколько дороже простых дворовых людей.

Золотные нити использовались и в крестьянском рукоделии, ими украшали венчальные полотенца, накосники (треугольные или другой формы накладки на косы), душегреи, епанечки, сарафаны… Однако не всякая состоятельная крестьянка сама шила золотными нитями, это был род ремесла, и, скажем, головные уборы – кики, кокошники, златоглавы – зачастую изготавливались на заказ.

В XVIII веке в Москве можно было найти мастериц, которые «берут вышивать мужские кафтаны, чепраки, петлицы и всякое шитье золотом и серебром по карте, битью на проем, цветными шелками и в тамбур». Купцы заказывали расшивать золотом подвенечные платья дочерям торжокским мастерицам…

В старинном Торжке, усеянном церквями и торговыми лавками, золотным шитьем зарабатывали на хлеб простые горожанкинадомницы. Платки, кошельки, ленты они продавали скупщикам и тем жили. А.С. Пушкин бывал в Торжке проездом в 1826 году и купил жене П.А. Вяземского расшитые золотом пояса. «Получила ли княгиня поясы и письмо мое из Торжка? – спрашивал он друга в письме. – Ах! Каламбур! Скажи княгине, что она всю прелесть московскую за пояс заткнет, как наденет мои поясы!»

До настоящего дня золотное шитье остается уникальным и трудоемким мастерством.

Другие материалы читайте в журнале «Formula рукоделия» N6(63) Июнь 2014г